Весь паникой охвачен, по ночам,

Шепчу я заклинанье, бормоча:

"Читателя, советчика, врача...

Коль не врача - хотя бы палача".

Но в пустоту слова свои мечу
Не нужен - ни врачу, ни палачу.

***

Что не так? Ща, скажу тебе, что не так:
Тебя радовал раньше шум моря,
вой ветра и лязг атак.

Ты сквозь них различал свою музыку.
Нынче всё это стихло,

Тихо стало слишком. И это - неважный знак.


Что не так? То, что помня о Судном Дне

Продолжаешь дохнуть, лежать на дне,

Обрастая тиной иллюзий, ленью,

От пути спасения - в стороне.

Но когда душа, исцарапав грудь

Изнутри, свою проявляет суть,

Ты так рад этой острой внезапной боли!..

Значит, жив, - и вырвешься как-нибудь,

Может быть, из этой трясины дна,

Где одна лишь муть, пустота одна.

Знать, не всё пропито, не всё пропето.

Глядь – полоска света вдали видна.


***

Бабушка – мы долго жили с ней -
привечала всех моих друзей,
и частенько так нам говорила
«с вами я – моложе становлюсь,
умирать совсем не тороплюсь,
а придёт черёд нести в могилу -
лучше не под похоронный марш
это всё – ни к чёрту, это – фальшь!
А под это вот - виш ю ве хия!»
…И окурков высилась гора
в пепельнице. Песни до утра
пелись ей, и ей читал стихи я.
«Куришь много ты себе во вред!
Ешь не то! А как же диабет!?
Что ж, бабуля, ходишь ты по краю!?» -
усмехалась бабушка, ворча
«Ты бы, внучек, не лечил врача! -
я свой организм отлично знаю.
Сколько лет мне жить – а всё моё
бытие моё ты, бытиё…
Что считать-то - сколько нам осталось,
смерти бегать, на болячки ныть?
Лучше быть, пока возможно быть,
не кивая на болезнь и старость».



***

Пишешь чего-то такое, такое
Нахуй не нужное тут никому,
Но почему то тебе дорогое.
Что же ты хочешь, никак не пойму?
Что же ты пишешь, зачем, почему же
Ты выдаешь за улыбку оскал,
Пряча за шутку нагрянувший ужас?
Ищешь – находишь не то, что искал.
Рык ли звериный, клёкот ли птичий,
Гомон воды или грома раскат, -
Всё в твоей речи без знаков различий,
Всё вперемешку, не так, невпопад.
Что твои ниши, круги и карассы, -
Время хватаешь. Сжимаешь в горсти
Слово не то, и опять – мимо кассы.
Руки пусты. Снова нить упустил.
Ты говоришь, – но не много ли чести,
Чтоб кто-то слушал невнятный поток.
Морда не треснет? – Надеюсь, не треснет.
Строчка за строчкой. Увяз коготок
В поисках некого скрытого смысла.
Что же, занятье не хуже других.
И сновидение тучей зависло
Над полуспящим, рождающим стих.


***
Пиши, пиши, скреби пером,
Пусть расшифруют всё потом
Те, кто придут за нами вслед
Через сто тысяч лет.
Не жди, что здесь тебя поймут,
Что кто-то тут оценит труд,
Твой труд над рифмою простой,
Твой выстрел холостой…




Ты разобрался, наконец,
Кто тут живой и кто мертвец,
И кто ты сам, и кто ты сам
И здесь, - и там, и там.
Зачем нужны твои глаза,
Когда в них места нет слезам?
Вход по часам в универсам
С названием «Сезам».
Ты жил да был, да вдруг исчез,
Как будто напортачил бес.
Вокруг – туман, завеса, дым,
Ты стал для всех чужим.
А стать своим не привелось,
Все смотрят – сквозь,
и слышат – сквозь
Тебя, не видя никого,
Не слыша ничего.
Почто тревожно на душе?
Отставка близится уже,
И ждёт давно могила-мать,
Чтоб горб твой исправлять.
И рать – неясно даже чья –
Тебя встречает хохоча,
И Ворон чёрный у плеча,
И кровь не горяча.

Как, равновесие держа,
Стоять на лезвии ножа,
Одновременно размышлять,
И говорить, и спать?
Весны предчувствовать приход,
Когда весну никто не ждёт,
Когда для всех ещё она
Иллюзия, обман?
И вот накатывает на
Тебя внезапная волна
Видений, слов, каких-то фраз,
Сплетающихся в речь,
Речь – словно мартовский ручей,
Ручей – ничей, он всё звончей,
От всех от нас сбежит тотчас
И дальше будет течь.

****

Завывание ветра

Забывание слов

Заунывные песни

Зазывания снов

А на улице темной

Сыро, холодно, стрёмно

И луна, между тучек

Как лодка плывёт.

Посещает всё чаще

Мысль, что мир, вообще

Словно ненастоящий:

Соткан он из вещей

Иллюзорных. Расчёты

Ненадёжны, на что-то

Что поможет осилить

Энтропию и смерть.

Почему же на это

Вот на всё несмотря

Над стишками поэты

Раз за разом корпят

Погружаются в лепет

Глину месят и лепят

Непонятные формы

Неизвестно чего?

Может, чтоб убедиться

В том, что всё ещё жив?

И сметает границы



Мозга атомный взрыв

Захлебнёшься в восторге

Из себя вдруг исторгнешь

Выброс счастья и света

Во вселенскую темь.

Вероятно, за этим

Вероятно, за тем.


***

В общем-то, я человек нелюдимый.
По телефону беседую с Димой
Без телефона веду диалог
С Аней и с Олей, с Андреем, Наташей
Кто - в мире лучшем, а кто ещё - в нашем
Так ли уж важно?
Огромный поток,
Всех нас несёт и то дальше, то ближе
Все мы друг к другу опять, вот, гляди же –
Время распалось, достанешь рукой
Руку когда-то умершего друга
Скажешь с улыбкой ему, без испуга
Где пропадали вы, мой дорогой?
Где пропадалось и как умиралось,
как забывалось, и как возвращалось?
Здорово, всё - таки встретиться, да?
Плавится воздух дрожащий в июле
Ветры горячие тучу надули
Что развивается, как борода


Бога.

***


vetnam-plyus-nikson-privodyat-k-molodezhnoj-koalicii-za-svobodu.html
vetroenergetiki-v-respublike-jemen.html
    PR.RU™